Все Борисоглебские новости в Твиттере
Главная Другие новости Школьный проект Владимира Мартышина



Архив голосования

Архив голосования

Случайная статья

Водительские права. Новая категория «М»

Уже совсем скоро водители маленьких скутеров должны будут получать водительские права на общих основаниях. Для скутеров и легких мотоциклов будет даже введена новая категория в правах.

В последнее время в России...

Система Orphus
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
Школьный проект Владимира Мартышина Печать
( 4 Голосов )
Новости - Другие новости
30.09.2014 09:40

20140930История, которая началась с того, что столичный журналист переехал жить в «неперспективную» деревню. Представьте себе сельскую школу, где с каждым годом растёт число учеников. Родители со всей России везут туда своих детей, а конкурс - семь человек на место. Чтобы работать в этой школе, учителя переезжают из города в деревню, где всего двенадцать домов.

Всё это кажется невероятным. Но такая школа есть - в селе Ивановское Борисоглебского района Ярославской области. Происходят здесь и совсем удивительные вещи: шестиклассники изучают старославянский язык по книгам XVII века, а вместо дискотек проводят костюмированные балы при свечах.

В 1993 году, когда в село Ивановское переехал столичный журналист Владимир Мартышин с женой и тремя детьми, младшему из которых было полтора года, местная школа ничем не отличалась от других. Только у четырёх педагогов было высшее образование. Остальные предметы преподавали молоденькие девушки, закончившие 11 классов.

В материальном плане дела здесь обстояли даже хуже, чем в соседних сёлах. Учеников становилось всё меньше, и областной департамент образования отнёс Ивановскую среднюю школу к разряду «неперспективных». Поэтому её не включили ни в одну губернаторскую программу: ни по компьютеризации, ни по обеспечению автобусами.

Владимир Мартышин устроился в Ивановскую школу учителем истории, его жена Татьяна стала преподавать русский язык и литературу.

- Местные жители смотрели на нас с недоумением, - вспоминает Владимир Мартышин. - Считали какими-то неудачниками. Ещё бы! Отсюда, наоборот, все старались перебраться в город. А мы зачем-то приехали из самой Москвы! Но люди здесь добрые. На первых порах подкармливали, помогали чем могли.

Мартышин в прошлом - известный журналист, член Союза писателей, редактор отдела публицистики журнала «Москва». Его статьи были отмечены премией Гиляровского. Татьяна Мартышина - филолог, специалист по финскому языку. До переезда в деревню оба не имели никакого педагогического опыта. Да и работать в школе поначалу не думали.

- Наши планы были весьма расплывчаты, - рассказывает Владимир Мартышин. - Я собирался писать. А вообще мы уехали из-за детей. Поняли, что в городе не сможем воспитать их полноценными, нормальными людьми. Человек, который не ходит по росе, не встаёт в четыре-пять утра, - другой. Всё определяет образ жизни.

Довольно быстро действительность конкретизировала эти отвлечённые мечты. Старшие дети Мартышиных были уже школьниками. И нуждались не только в целебной деревенской обстановке, но и в хорошем образовании. К тому же рабочие места были только в «неперспективной» Ивановской школе. Владимиру и Татьяне пришлось осваивать профессию педагога.

Через два года нового учителя истории единодушно избрали директором школы, а в окрестности Ивановского переехали ещё две многодетные семьи: знакомые Мартышиных по московской жизни. Они тоже устроились в школу.

- Было ясно, что необходимо всё менять, - вспоминает Мартышин. - Я разработал новую концепцию. Мы назвали её «Школа целостного развития». Родители и учителя одобрили мой проект. И мы взялись за его воплощение в жизнь.

Теперь помимо общеобразовательных предметов, затрагивающих, по мнению Мартышина, только одну сферу - научную, в Ивановской школе работает более двадцати бесплатных кружков.

Школьники учатся петь, играть на старинных инструментах, танцевать вальс и мазурку, лепить глиняные игрушки, ставить спектакли, шить. Это эстетическая сфера.

В расписании есть уроки красноречия и чистописания. С шестого класса начинается изучение церковнославянского языка. Стараниями Владимира Мартышина в селе появился музей современного литературного процесса. Среди экспонатов - автографы Распутина и Солженицына, а также более 70 наименований литературных журналов. Полные комплекты за последние 10 лет. Все вместе это называется сфера «Слово».

- Мы, как и вся страна, криком кричим от ЕГЭ, - говорит Татьяна Мартышина. - Однако наши ученики на тестировании по русскому языку стабильно показывают результаты, которые на 10% выше средних по России. Это тоже следствие углублённых филологических занятий.

Не упущена из вида и физическая подготовка. Все мальчишки состоят в кадетском корпусе. Каждый день - занятия по военному делу. Рукопашный бой, верховая езда, стрельба.

Особый проект, в котором участвуют в том числе и девочки, - «Школа выживания». После теоретических лекций ребят на неделю забрасывают в лес, где они учатся применять полученные знания на практике.

Каждое лето школьники во главе с директором ездят в Новгородскую область, под Старую Руссу, где участвуют в поисковых экспедициях. Вместе с профессиональными поисковиками они подняли и перезахоронили останки 138 погибших солдат.

Большинство старшеклассниц посещают при школе курсы сестёр милосердия. За практикой далеко ходить не надо: в селе много одиноких стариков, нуждающихся в уходе и медицинской помощи.

Но конёк Ивановской школы - это особая концепция изучения истории. Хотя, по словам Владимира Мартышина, он не изобретал ничего нового. В основу преподавания положена методика «расширения горизонтов» Песталоцци.

- Детский ум не воспринимает абстракций, - поясняет Мартышин.- А изучение истории как таковой - это чистой воды абстракция. Какое дело школьнику XXI века до каких-то там царей и революций? Как это касается лично его? Никак. Мы начинаем изучение истории со второго класса. И начинаем с разговора о вещах близких и знакомых ребёнку. У второклашек я веду курс «История моей семьи». Потом идут истории деревни, волости, района. И уже к старшим классам мы выходим на уровень всей страны.

Авторская программа Владимира Мартышина называется «Отечество- ведение». Специально для неё он написал и издал учебник «Моя родословная», получивший одобрительный отзыв Российского генеалогического общества. Изучать историю собственной семьи ученики Ивановской школы начинают с простых вещей: рассказа о самой старой вещи, которая есть в доме, сочинения о старейшем члене семьи. А в конце курса составляют свои родословные, некоторые - вплоть до начала XVIII века.

Дело не ограничивается расспросами бабушек и дедушек. Ребята ищут упоминания о родственниках в причастных ведомостях, церковных книгах и других документах. Школьное научное общество регулярно отчитывается о результатах своих архивных изысканий.

Важный аспект изучения истории - знакомство с носителями традиций. Раз в месяц в школу приглашают ивановских старожилов. Встречи бывают посвящены какому-нибудь ремеслу. Например, валянию валенок, плетению кружев. Сначала школьники расспрашивают гостя, а затем под его руководством пытаются сами освоить старинный промысел.

Иногда местные бабушки учат ребят петь обрядовые песни или просто рассказывают о том, какие в их детстве были куклы и во что играла деревенская детвора на заре прошлого века. Все сведения, почерпнутые из бесед, школьники скрупулёзно заносят в особый журнал.

Любимое детище директора - школьный музей. В экспонатах, одновременно трогательных и трагических, соединяется история школы, сёла и страны. Картины учителя рисования, погибшего в первые дни войны. Подушка, вышитая одной из первых учительниц, дочерью репрессированного священника…Помещений в Ивановской школе не хватает, поэтому начальные классы учатся прямо посреди экспонатов.

Параллельно с «Отечествоведением» Владимир Мартышин ведёт ещё один авторский курс: «Добротолюбие».

- Название может кого-то смутить, но это не религиозная пропаганда, - поясняет Мартышин. - Его надо прочитывать буквально. На этих уроках мы учим детей любить добро. На исторических примерах. Сергий Радонежский и Серафим Саровский - это такие же факты биографии нашего народа, как войны и революции. Обычно в школах изучение истории сводится к рассказу о битвах и сражениях. А почему бы не говорить ещё и о том, что веками помогало нам побеждать?

В Ивановской школе есть несколько детей из мусульманских семей. Они тоже ходят на уроки «Добротолюбия». Как рассказывают учителя, этот деликатный вопрос решали сообща с родителями. Те согласились попробовать и через какое-то время дать ответ.

Довольно скоро родители-мусульмане выразили желание, чтобы их дети и впредь посещали «уроки добра».

- Эти занятия объективно идут на пользу, - делится своими наблюдениями учительница физкультуры Антонина Мазнина, старейший педагог Ивановской школы. - Честно говоря, поначалу я восприняла эту идею с настороженностью. Я сама атеистка. Думала, будут насаждать религию. Но дети изменились буквально на глазах. Даже на физкультуре это видно. Если у кого-то что-нибудь не получилось, его не дразнят, как это бывало раньше, а наоборот - утешают и поддерживают.

Однако и директор Ивановской школы, и все педагоги отлично понимают, что в таком тонком деле, как нравственное воспитание, никакие курсы и уроки не помогут, если нет личного примера учителя.

Большинство учителей школы - приезжие. Со всех уголков бывшего СССР: от Чукотки до Приднестровья. Почти все горожане. В Ивановское ехали целенаправленно: работать под руководством Мартышина.

Только за последние четыре года в окрестные деревни переселились 62 семьи. 40 человек устроились в Ивановскую школу.

- Когда я узнала об этом педагогическом эксперименте, - рассказывает учительница математики Анна Петрова, - я сразу же поняла, что здесь, в глухом селе, собрались мои единомышленники. Мне оказалось очень близко их стремление создать в отдельно взятой школе оазис нормальных человеческих ценностей.

Главное требование, которое предъявляет педагогам директор школы: никакой показухи. Ничего не надо делать для галочки. Не хочешь - не берись. Не можешь сделать хорошо - не делай вообще. Хотя «требование» не совсем верное слово. - Я не имею права требовать от моих коллег самоотдачи, горения, нравственной чистоты, - говорит Владимир Мартышин. - Я могу только просить их об этом. В Ивановской школе сложился и особый состав учеников. Одна треть - это деревенские ребятишки. Другая - дети городской интеллигенции, учителей. И третья - трудные подростки, от которых отказались обычные школы. Родители везут их в Ивановское в надежде, что здесь им помогут обрести твёрдую почву под ногами. Тоже со всей страны. Несколько лет назад при школе пришлось построить интернат.

- Мы выбираем не тех, кто способнее, или тех, кто нам больше нравится, а тех, кому нужней, - говорит Владимир Мартышин. - Но иногда с теми, кому нужней, оказывается уже поздно работать. Хотя за всё это время отчислили только троих. Ко всем остальным рано или поздно удалось найти подход.

- Что бы ни говорили, - подхватывает учительница музыки Мария Чудинова, - среда очень сильно влияет на человека. Тем более на ребёнка. Недавно к нам привезли парнишку, который изъяснялся исключительно матом. Оказалось, что у них в школе, причём это обычная ярославская школа, на уроках и ученики, и учитель матерились. Это не считалось чем-то из ряда вон. А у нас принято по-другому. Попадая к нам, первое время ребёнок продолжает вести себя по инерции, как привык. Но потом видит, что он один тут такой. И перестаёт. Дети ведь очень боятся быть белыми воронами.

- Сложнее всего излечить детский цинизм, - добавляет директор Ивановской школы. - И равнодушие. Некоторые приезжают - и такое впечатление, что они уже успели безмерно устать от жизни. Им ничего не надо. Учителям приходится всё время тормошить их, подталкивать: потанцуй, поиграй… А потом ребёнок видит, что все вокруг чем-то заняты, что хорошо учиться - не зазорно, как считалось в его старой школе, и понемногу тоже втягивается.

- Часто приходится слышать, что главная цель школы - социализация учеников, - подводит итог Владимир Мартышин. - Иными словами, педагоги стремятся развить в детях умение приспосабливаться к обстоятельствам. А мы считаем, что нужно совсем другое: развитие в ребёнке сил добра. Как правило, это идёт вразрез с требованиями современного общества. Быть добрым сейчас - это значит плыть против течения. Поэтому мы стараемся воспитать их не только добрыми, но и сильными.

Владимир Мартышин уверен, что возрождение деревни начнётся не сверху, а именно с таких вот единичных очагов, «оазисов нормальных человеческих ценностей». И постепенно распространять свой опыт на окружающее пространство.

В 1996 году в Ивановской школе было 60 учеников. Теперь - сто. Но это, увы, не говорит о возрождении деревни. Местных среди них всего 30 человек, остальные привлечены в Ивановское личностью директора и особой программой.

Окончив школу, выпускники без проблем поступают в городские вузы. Обратно не возвращается почти никто. Рабочих мест здесь по-прежнему нет. Колхоз давно обанкротился. Местные жители, которые не смогли уехать или устроиться в школу, годами стоят на бирже труда. Очевидно, что одной только школы, даже такой, как Ивановская, для возобновления нормальной жизни на селе недостаточно.

Никто не спешит воспользоваться и педагогическими разработками Мартышина. Областной департамент образования, в своё время одобривший обе его авторские программы, не сделал ничего, чтобы с опытом Ивановской школы смогли ознакомиться другие педагоги.

- С одной стороны - обидно, - признаётся Мартышин. - А с другой - я рад, что не мешают. Меня там держат за чудака. Вот и замечательно! Изредка - по собственному почину - приезжают отдельные учителя, расспрашивают, читают конспекты, методические материалы... Такие же чудаки.

Модель, по которой работает Ивановская школа, оказалась эффективной. Именно поэтому, а не из тщеславия, Мартышин какое-то время предпринимал попытки распространить свой опыт.

Уже не надеясь на местных образовательных чиновников, он вышел на федеральный уровень. Ивановская школа прошла конкурсный отбор и получила статус федеральной экспериментальной площадки.

- От этого тоже ничего не изменилось. Только диплом на стенку повесили, - разводит руками директор. - Мы несколько раз посылали туда отчёты. Но быстро поняли, что и в Москве наш опыт никого не интересует. Но я не люблю попусту сокрушаться. Я своё дело делаю. И делаю, как могу, хорошо. Всё остальное - уже не в моей власти...


Похожие статьи:

 
ОБЯЗАТЕЛЬНО поделись ссылкой с другими!

Добавить комментарий

Будьте корректны, не допускайте перехода на личности, грубость, нецензурные выражения.

Защитный код
Обновить