Все Борисоглебские новости в Твиттере
Главная Борисоглеб православный Лазарет. Малоизвестная страница истории Борисо-Глебского монастыря



Архив голосования

Архив голосования

Случайная статья

Вощажниковское чудо-молоко

Вощажниковское молоко продолжает завоевывать симпатии борисоголебцев. Об этом рассказала газете «Борисоглебские вести» жительница д. Ляхово Татьяна Николаевна Шульга.

Молоко из «Вощажниково» наша семья покупает уже год. И...

Система Orphus
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
Лазарет. Малоизвестная страница истории Борисо-Глебского монастыря Печать
( 4 Голосов )
Борисоглеб православный - Полемика
27.10.2014 16:15

В годы Первой мировой войны почти все монастыри Ростово-Ярославской епархии сочли возможным устройство лазаретов для больных и раненых воинов. Обширные госпитали размещались в Казанском и Афанасьевском монастырях в Ярославле, в Ростовском Спасо-Яковлевском монастыре. Множество монастырей в провинции также имели небольшие лазареты, где раненых было немного, от 5 до 20 человек. Поступали больные на полное монастырское обеспечение. С 1914-го по 1917 год уход за ранеными составлял главную заботу настоятеля и братии Борисо-Глебского монастыря.

Лазарет, размещенный в Борисо-Глебском монастыре с октября 1914 года, был открыт при деятельном участии архимандрита Власия, он же стал его управляющим. Должность управляющего лазаретом не воспринималась архимандритом Власием формально, он действительно принял всю тяжесть работы с ранеными на себя. Ему приходилось регулярно составлять сметы и отчеты, заботиться об индивидуальной диете для каждого больного, вести переписку с врачами и управляющим Ярославского отделения Всероссийского Земского Союза помощи больным и раненым воинам. В отчетах предусматривались все расходы: плата за отопление и освещение, плата медицинскому персоналу и прислуге, стирка белья, закупка продовольствия и т.д. Содержание лазарета проводилось без посторонней помощи, на средства монастырской братии. На одного раненого тратилось в месяц 20 рублей. Отец Власий должен был также наблюдать и за поведением раненых: нет ли случаев неповиновения, нет ли жалоб со стороны местных жителей на плохое поведение раненых, правильно ли оказывается медицинская помощь и как проводят время воины.

Братия Борисо-Глебского монастыря устроила сбор средств в пользу воинов, взносы составляли от 1 до 50 рублей, а находящийся в монастыре белый священник о. Кирилл Марченко «за неимением денег уступил для раненых свою келию со всею обстановкою».

Лазарет в монастыре был небольшой, всего на 10 коек. Первая партия больных прибыла 14 октября 1914 года. Для подвоза раненых о. Власий выделил четыре монастырские подводы, а Ростовская земская управа выдала документ, по которому предписывалось всем смотрителям заставных домов «незамедлительно пропускать подводы с ранеными безплатно».

Раненые были направлены с сопроводительным письмом уполномоченного Ярославским отделением ВЗС помощи больным и раненым воинам, в котором говорилось: «направляя больных воинов с театра военных действий в патронаж при монастыре, имею честь сообщить, что они должны наблюдаться у врача Вощажниковской больницы». Врача в Борисоглебских слободах тогда не было, только фельдшер. Позднее наблюдение было возложено на врача В.А. Херсонского из с. Ильинского. Дисциплина в лазарете была строга: в увольнение, за редким исключением, не отпускали. Прогулки по монастырю и выход в слободы разрешались только с ведома врача и в сопровождении монахов или послушников и обязательно в военной форме.

В монастыре за ранеными ухаживали два человека из числа монастырской братии и одна вольнонаемная прислуга, крестьянка Борисоглебских слобод, монастырь платил ей из монастырской казны 7 рублей в месяц. Кроме того, о. Власий взял на воспитание трех мальчиков - сирот, беженцев, определил их учиться в Борисоглебское духовное училище, сам оплачивал их содержание и покупал одежду.

5 июля 1915 года из-за чрезвычайного происшествия Борисоглебский лазарет был закрыт, в монастыре едва не началась эпидемия сыпного тифа. Но, несмотря на это, вскоре снова пришлось открывать лазарет, настоятеля засыпали письмами: «Ваше Преподобие! Снова к Вам с покорнейшей просьбой о немедленном открытии патронажа на 10 человек... ».

С 1916 года в монастырь посылались, в основном, немощные и калеки. Многие оставались здесь на бессрочное поселение. Врач Херсонский сопровождал каждого больного письмом к отцу Власию, прося благословения и святых молитв. «Посылаю к Вам еще одного присланного с фронта. Ему уже не грозят никакие комиссии, пусть он живет спокойно до конца войны». «Направляю Вам немощного Ивана Горшалатова. Это такой больной, которому нужен лишь покой, свежий воздух и питание, все то, что Вы можете ему дать.». «Примите в патронаж Станислава Якубчика, родина у него занята неприятелем, он пробовал работать, но сил не оказалось...».

Надо полагать, что лазарет действовал вплоть до известных событий октября 1917 года. Последнее письмо к отцу Власию датируется 28 августа: «Просьба к Вам не закрывать лазарет хотя бы некоторое время, перевести инвалидов пока некуда».

Дальнейшая судьба этих несчастных калек неизвестна. Но здесь, в монастыре, они на некоторое время обрели кров, достойный уход и душевный покой.

Светлана Лапшина

По материалам Иринарховских чтений

Газета «Борисоглебские вести» №40 от 24.10.2014


Похожие статьи:

 
ОБЯЗАТЕЛЬНО поделись ссылкой с другими!

Недостаточно прав для комментирования - пройдите регистрацию на сайте