Все Борисоглебские новости в Твиттере
Главная Борисоглеб православный Лазарет. Малоизвестная страница истории Борисо-Глебского монастыря



Архив голосования

Архив голосования

Случайная статья

Воссозданная партия «Родина» - партия Путина

29 октября партия "Родина" и Российская партия пенсионеров заявили о невозможности продолжения сотрудничества со "Справедливой Россией". Лидеры партий "Родина" и Российской партии пенсионеров, Алексей Журавлев и Игорь Зотов в присутствии...

Система Orphus
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
Лазарет. Малоизвестная страница истории Борисо-Глебского монастыря Печать
( 4 Голосов )
Борисоглеб православный - Полемика
27.10.2014 16:15

В годы Первой мировой войны почти все монастыри Ростово-Ярославской епархии сочли возможным устройство лазаретов для больных и раненых воинов. Обширные госпитали размещались в Казанском и Афанасьевском монастырях в Ярославле, в Ростовском Спасо-Яковлевском монастыре. Множество монастырей в провинции также имели небольшие лазареты, где раненых было немного, от 5 до 20 человек. Поступали больные на полное монастырское обеспечение. С 1914-го по 1917 год уход за ранеными составлял главную заботу настоятеля и братии Борисо-Глебского монастыря.

Лазарет, размещенный в Борисо-Глебском монастыре с октября 1914 года, был открыт при деятельном участии архимандрита Власия, он же стал его управляющим. Должность управляющего лазаретом не воспринималась архимандритом Власием формально, он действительно принял всю тяжесть работы с ранеными на себя. Ему приходилось регулярно составлять сметы и отчеты, заботиться об индивидуальной диете для каждого больного, вести переписку с врачами и управляющим Ярославского отделения Всероссийского Земского Союза помощи больным и раненым воинам. В отчетах предусматривались все расходы: плата за отопление и освещение, плата медицинскому персоналу и прислуге, стирка белья, закупка продовольствия и т.д. Содержание лазарета проводилось без посторонней помощи, на средства монастырской братии. На одного раненого тратилось в месяц 20 рублей. Отец Власий должен был также наблюдать и за поведением раненых: нет ли случаев неповиновения, нет ли жалоб со стороны местных жителей на плохое поведение раненых, правильно ли оказывается медицинская помощь и как проводят время воины.

Братия Борисо-Глебского монастыря устроила сбор средств в пользу воинов, взносы составляли от 1 до 50 рублей, а находящийся в монастыре белый священник о. Кирилл Марченко «за неимением денег уступил для раненых свою келию со всею обстановкою».

Лазарет в монастыре был небольшой, всего на 10 коек. Первая партия больных прибыла 14 октября 1914 года. Для подвоза раненых о. Власий выделил четыре монастырские подводы, а Ростовская земская управа выдала документ, по которому предписывалось всем смотрителям заставных домов «незамедлительно пропускать подводы с ранеными безплатно».

Раненые были направлены с сопроводительным письмом уполномоченного Ярославским отделением ВЗС помощи больным и раненым воинам, в котором говорилось: «направляя больных воинов с театра военных действий в патронаж при монастыре, имею честь сообщить, что они должны наблюдаться у врача Вощажниковской больницы». Врача в Борисоглебских слободах тогда не было, только фельдшер. Позднее наблюдение было возложено на врача В.А. Херсонского из с. Ильинского. Дисциплина в лазарете была строга: в увольнение, за редким исключением, не отпускали. Прогулки по монастырю и выход в слободы разрешались только с ведома врача и в сопровождении монахов или послушников и обязательно в военной форме.

В монастыре за ранеными ухаживали два человека из числа монастырской братии и одна вольнонаемная прислуга, крестьянка Борисоглебских слобод, монастырь платил ей из монастырской казны 7 рублей в месяц. Кроме того, о. Власий взял на воспитание трех мальчиков - сирот, беженцев, определил их учиться в Борисоглебское духовное училище, сам оплачивал их содержание и покупал одежду.

5 июля 1915 года из-за чрезвычайного происшествия Борисоглебский лазарет был закрыт, в монастыре едва не началась эпидемия сыпного тифа. Но, несмотря на это, вскоре снова пришлось открывать лазарет, настоятеля засыпали письмами: «Ваше Преподобие! Снова к Вам с покорнейшей просьбой о немедленном открытии патронажа на 10 человек... ».

С 1916 года в монастырь посылались, в основном, немощные и калеки. Многие оставались здесь на бессрочное поселение. Врач Херсонский сопровождал каждого больного письмом к отцу Власию, прося благословения и святых молитв. «Посылаю к Вам еще одного присланного с фронта. Ему уже не грозят никакие комиссии, пусть он живет спокойно до конца войны». «Направляю Вам немощного Ивана Горшалатова. Это такой больной, которому нужен лишь покой, свежий воздух и питание, все то, что Вы можете ему дать.». «Примите в патронаж Станислава Якубчика, родина у него занята неприятелем, он пробовал работать, но сил не оказалось...».

Надо полагать, что лазарет действовал вплоть до известных событий октября 1917 года. Последнее письмо к отцу Власию датируется 28 августа: «Просьба к Вам не закрывать лазарет хотя бы некоторое время, перевести инвалидов пока некуда».

Дальнейшая судьба этих несчастных калек неизвестна. Но здесь, в монастыре, они на некоторое время обрели кров, достойный уход и душевный покой.

Светлана Лапшина

По материалам Иринарховских чтений

Газета «Борисоглебские вести» №40 от 24.10.2014


Похожие статьи:

 
ОБЯЗАТЕЛЬНО поделись ссылкой с другими!

Добавить комментарий

Будьте корректны, не допускайте перехода на личности, грубость, нецензурные выражения.

Защитный код
Обновить